Слезы луны

– «Его сердце в песне». Вот что она сказала Бренне.

– Я никогда не дарил ей музыку, – тихо произнес Кэррик.

Он поднял руку, и в небе вспыхнула молния.

– Бриллианты, рожденные солнцем, дарил ей. Высыпал к ее ногам, попросив уйти со мной. Она отвернулась от них и от меня. Не послушалась собственного сердца. Понимаешь, как больно, когда от тебя отворачивается единственная, кого любишь, кого будешь любить вечно?

– Нет. Я никогда никого так не любил.

– Мне жаль тебя, ибо, если ты не любил так сильно, то и не жил. – Кэррик поднял другую руку, и над землей опустилась тьма, пронизанная серебряными лучами и искрами. Заклубился густой туман. – Даже когда по настоянию отца она вышла замуж за другого, я собрал слезы луны и высыпал жемчужинами к ее ногам. И все равно она отказалась от меня.

– И драгоценности солнца, и слезы луны превратились в цветы, – продолжал Шон. – И она ухаживала за ними год за годом.

– Что мне время? – нетерпеливо воскликнул Кэррик. – Что мне год, столетие?

– Когда ждешь любви, год становится веком.

Кэррик сверкнул глазами.

– Слова твои столь же прекрасны, как и музыка. И ты прав.

Эльф вновь пошевелил пальцами, и солнечный свет вернулся, по-зимнему бледный.

– И все-таки я пришел к ней в третий раз. Из синих глубин вырвал я сердце моря и бросил сотнями сапфиров к ее ногам. Все, что у меня было, и даже больше, бросил я к ногам моей возлюбленной. А Гвен сказала, что уже стара, что слишком поздно. И заплакала. Впервые увидел я тогда ее слезы. И еще сказала моя любимая, что если бы вместо драгоценностей и обещаний вечности и богатства я подарил ей слова, что жили в моем сердце, то она, может, и согласилась бы променять свой мир на мой, отказаться от своего долга ради любви. А я не поверил.

– Вы разгневались.

Шон слышал эту историю бесчисленное количество раз. В детстве она ему даже снилась. Он видел во сне принца эльфов на белом крылатом коне, летящего к солнцу, к луне, к морю.

– Потому что любили Гвен и не знали, как выразить свою любовь словами.

– Чего еще можно требовать от мужчины? – спросил Кэррик, и на этот раз Шон улыбнулся.

– Не знаю. Однако наложить заклятие, разлучившее вас с любимой на века, – не самое мудрое решение.

– Она уязвила мою гордость, я вышел из себя, – сердито тряхнул головой Кэррик. – Трижды я просил, и трижды она мне отказала. Теперь мы ждем, когда любовь трижды встретится с любовью и трижды будет принята. Со всеми несовершенствами и достоинствами, горестями и радостями.

Кэррик вновь улыбнулся.

– Ты красноречив, Галлахер. Не разочаровывай меня, не медли, как твой брат.

– При чем здесь мой брат?

– Трижды.

Глаза Кэррика сверкнули синим огнем.

– Одна любовь уже принята.

Шон вскочил на ноги, сжав кулаки.

– Эйдан и Джуд? Ты наложил на них заклятие, ублюдок?

Кэррик вновь сверкнул глазами, прогремел гром.

– Глупец! Любовные заговоры – бабушкины сказки. Сердце заколдовать невозможно, оно сильнее любого заклятья. Взмахом ресниц можно наслать вожделение, улыбкой – желание. А над любовью ничто не властно. Любовь твоего брата к Джуд Фрэнсис так же реальна, как солнце, луна и море. Даю слово.

– Тогда прошу прощения, – успокоился Шон.

– Я не держу зла на брата, вступившегося за брата. Если бы я разгневался, – с усмешкой добавил Кэррик, – ты бы уже кричал ослом. За это я тоже ручаюсь.

– Благодарю за великодушие… – начал Шон и вновь встревожился: – А-а, вы думаете, что я стану второй ступенью в разрушении вашего заклятья? Если так, то вы не там ищете.

– Я прекрасно знаю, где искать, юный Галлахер. Узнаешь и ты, уж поверь, совсем скоро.

Кэррик учтиво поклонился и мгновенно исчез; в ту же секунду небеса разверзлись и начался бешеный ливень.

Шон долго еще стоял под проливным дождем, злой и озадаченный. Он бесповоротно опоздал на работу.

Глава 4

Шон никогда не торопил события. Он привык все обдумывать, взвешивать «за» и «против». Вот и сейчас он решил никому пока не рассказывать о встрече с Кэрриком на могиле Мод.

Однако он немного встревожился. Нет, не из-за встречи с эльфийским принцем, ведь он всей душой верил в магию. Его беспокоило то, какой неожиданный оборот приобрела беседа.

Будь он проклят, если выберет женщину или позволит ей выбрать себя только потому, что так нужно Кэррику.

В отличие от Эйдана, Шон не собирался заводить семью. Да, ему нравились женщины – их запах, формы, исходящее от них тепло. Так много вокруг чудесных женщин, ароматных, манящих.

Хотя Шон писал песни в основном о любви, счастливой или безответной, в жизни он старался избегать серьезных чувств. Настоящая любовь, которой отдаешь все сердце, – слишком огромная ответственность. А жизнь и без того прекрасна. Есть музыка, паб, друзья, родные, а теперь еще и маленький коттедж на холме в полном его распоряжении.

Если не считать призрака, которому, очевидно, не нравится компания Шона.

Он неторопливо размышлял о встрече с принцем, продолжая заниматься своими делами – жарил рыбу, нарезал картошку, ставил в духовку картофельную запеканку с мясом. Обычное для субботнего вечера веселье за дверью кухни набирало обороты. Приглашенные Эйданом музыканты из Голуэя заиграли вступление, и тенор с чувством запел балладу о любви.

После похода с Джуд по дублинским магазинам Дарси пришла в великолепное настроение и без конца улыбалась. Она влетала на кухню, нараспев передавала заказы и выбегала в зал, пританцовывая, чтобы отнести готовые. За целый день они с Шоном ни разу не поссорились – рекордное достижение.

Когда дверь кухни в очередной раз отворилась, впустив поток музыки, Шон как раз выкладывал на тарелку румяный кусок рыбы.

– Держи последний заказ, дорогуша. Запеканка будет готова через пять минут.

– Попробую с удовольствием.

Шон оглянулся через плечо и расплылся в улыбке.

– Мэри Кейт! А я думал, Дарси. Как поживаешь, солнышко?

– Прекрасно. – Мэри Кейт не стала придерживать дверь, и та захлопнулась за ее спиной. – А ты?

– Тоже неплохо.

Не сводя глаз с девушки, Шон отцедил масло и разложил по тарелкам жареную картошку.

За время учебы в университете младшая сестра Бренны расцвела. Шон подсчитал, что ей сейчас двадцать или двадцать один – хорошенькая, как картинка. Волосы более солнечного оттенка, чуть светлее, чем у Бренны, спадают мягкими волнами. Глаза тоже зеленые, с сероватым отливом, умело подкрашенные. Чуть выше Бренны и покруглее в груди и бедрах. Ладную фигурку выгодно подчеркивает нарядное темно-зеленое платье.

– Ты просто красавица.

Шон сунул готовые блюда в шкафчик с подогревом, чтобы не остыли, и прислонился спиной к стене, не прочь поболтать немного.

– Когда же ты успела так вырасти? Должно быть, отбою нет от женихов?

Мэри Кейт рассмеялась грудным смехом, как взрослая, чтобы не показаться смешливой девчонкой. Она влюбилась в Шона Галлахера совсем недавно и очень сильно.

– Ой, столько работы в отеле, что и отбиваться некогда.

– Тебе нравится там работать?

– Очень. Загляни как-нибудь.

Мэри Кейт подошла ближе, стараясь двигаться непринужденно и соблазнительно.

– Возьми выходной, и я угощу тебя в ресторане отеля.

– Замечательная мысль.

Шон подмигнул, отчего сердце девушки забилось быстрее, и отвернулся к духовке проверить запеканку.

Мэри Кейт подошла еще ближе.

– Как вкусно пахнет! Ты так классно готовишь, не то что большинство мужчин.

– Если мужчина, а впрочем, и женщина плохо готовит, то лишь для того, чтобы кто-то пришел и выгнал их из кухни, желая сэкономить время и нервы.

– Ух, какой ты умный, – благоговейно выдохнула Мэри Кейт. – А я уверена, что и ты был бы рад, если бы кто-нибудь приготовил тебе еду. Нельзя же вечно крутиться самому.

– Гм, не отказался бы.

Когда Бренна вошла через заднюю дверь на кухню, первое и единственное, что она увидела: Шон Галлахер улыбается ее младшей сестре, пожирающей его восторженным взглядом.

– Мэри Кейт! – Окрик прозвучал, как удар хлыста. Сестра залилась краской и отдернулась. – Что ты делаешь?

– Я… разговариваю.

– Нечего торчать здесь в выходном платье и отвлекать Шона.

– Она меня не отвлекает. – Шон, привычный к нагоняям старшего брата, ободряюще потрепал Мэри Кейт по щеке, не заметив, как мечтательно затуманились ее глаза.

Зато Бренна заметила. Скрежеща зубами, она подскочила к младшей сестре, ухватила за руку и потащила к двери. От унижения Мэри Кейт совсем позабыла об образе искушенной соблазнительницы, который так старательно создавала.

– Отпусти меня, противная задира! – взвизгнула она, пытаясь вырваться из железной хватки.

Сестры, увлеченные сражением, чуть не сбили с ног вошедшую в кухню Дарси.

– Какая муха тебя укусила? Ты не имеешь права! Я маме расскажу.

– Отлично. Валяй, жалуйся. – Не останавливаясь и не ослабляя хватку, Бренна притащила сестру в комнатку за барной стойкой и захлопнула дверь. – Беги хоть сейчас, идиотка, а я расскажу маме, как ты вешалась на шею Шону Галлахеру.

– Я не вешалась. – Освободившись наконец, Мэри Кейт шмыгнула носом и расправила рукава своего лучшего платья.

– Когда я вошла, ты разве что не кусала его за шею. Какой бес в тебя вселился? Парню почти тридцатник, а тебе всего двадцать. Ты хоть понимаешь, на что напрашиваешься, когда трешься сиськами о мужика?

Мэри Кейт окинула презрительным взглядом мешковатый свитер сестры.

– У меня они хотя бы есть.

Удар пришелся по самому больному. Бренна очень переживала оттого, что у всех сестер, включая юную Эллис Мей, бюсты гораздо пышнее ее собственного.

– С тем большим уважением ты должна к ним относиться и не совать их мужику в физиономию.

– Не ври! Я ничего такого не делала. И я не маленькая, чтобы выслушивать нотации от таких, как ты, Мэри Бренна О’Тул. – Мэри Кейт выпрямилась и расправила плечи. – Я взрослая. Окончила университет. И делаю карьеру.

– А, ну тогда почему бы не прыгнуть на первого попавшегося мужчину, чтобы поразвлечься!

– Он не первый, – усмехнулась Мэри Кейт и, заметив холодный прищур Бренны, взбила рукой волосы. – Хотя Шон мне нравится, и я не собираюсь скрывать свою симпатию. Это мое дело, Бренна. Не твое.

– Ну нет. Ты – мое дело. Надеюсь, ты еще ни с кем не?..

Неподдельное возмущение, вспыхнувшее в глазах Мэри Кейт, убедило Бренну в том, что сестра не бегала голой по коридорам Дублинского университета в поисках романтики, но вздохнуть с облегчением она не успела.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

Нажимая на кнопку "Отправить комментарий", я принимаю политику конфиденциальности