Я переиграю тебя

И как я успею добраться до «Линса» вовремя? Чтобы быть там к началу концерта, я должна прямо сейчас покинуть приём. Но я не могу этого сделать, оставив Арину без поддержки.

– Что-то случилось? – озадаченный голос Ари вынуждает меня обернуться.

– Нет, всё в порядке.

– Не ври мне. Я же вижу, что ты вся как на иголках. Тебя ждёт Егор, да?

– Да, но я успею приехать на его выступление. Побегу сразу же, как приедет Титов.

– Тебе не нужно ждать его вместе со мной, Кара. Неизвестно когда он приедет.

– Что значит не нужно? Ради чего я тогда вообще так вырядилась и пришла сюда? Я хочу поддержать тебя.

– И ты уже очень поддержала меня сегодня. Нужды торчать со мной рядом нет. Я не маленькая. К тому же здесь Ден, Лиза и мои подруги. Они не позволят мне начать паниковать в самый важный момент.

– Нет, я не могу уехать.

– Ещё как можешь, – она берёт мои ладони и сжимает их. – И сделаешь это немедленно. Беги к Егору и передай ему мои поздравления. Если бы я могла, то обязательно поехала посмотреть на его выступление вместе с тобой.

– Ты уверена? – переспрашиваю я, чувствуя себя неудобно перед сестрой.

– Конечно. Потому что твоя нервозность начинает меня напрягать. Я же чувствую тебя, как саму себя. Так что видеть тебя здесь больше не желаю. Беги, пока Влад занят беседой с Агатовым. Сейчас как никогда лучший момент уйти незамеченной, – Ари расплывается в озорной улыбке, и я крепко обнимаю её в знак благодарности.

– Спасибо тебе большое. Ты самая лучшая сестра на свете.

– Ты тоже, – произносит она, а затем, вздохнув, мечтательно добавляет: – Надеюсь, и я смогу так же влюбиться в Титова, как ты влюблена в Егора.

– Да уж… Я тоже надеюсь, – отвечаю я, хотя сомневаюсь, что влюбляться в такого человека, как Дмитрий Титов, – разумное желание. Это грозит разбитым сердцем. Особенно такой ранимой и нежной девушке, как Арина.

Глава 3

Мне кажется, я ещё никогда не переодевалась с такой скоростью, с какой переоделась сейчас. Как, впрочем, и не делала этого в уборной для прислуги. Но сегодня вариантов нет. В холле, через который мне нужно было бы пройти, чтобы попасть в свою спальню, стоит охрана. Увидь меня, эти бугаи сразу же оповестили бы Влада о том, что я куда-то собираюсь. То же самое сделали бы охранники у главного входа в дом и у парадных ворот. Деспот всех предупредил, что сегодня для меня выход из поместья закрыт. Смешной. Будто меня это остановит, и я не найду другой способ выбраться отсюда. А точнее, уже нашла. Ещё с утра. И заранее спрятала в туалете для прислуги парик и сменную одежду, которую выкупила у одной официантки из кейтеринга, что обслуживает сегодня наш званый вечер.

И вот она я – Каролина Гордеева, девушка из Золотой семьи, одетая в униформу официантки, состоящую из белой блузки, строгой чёрной юбки до колен и балеток. А на голове красуется брюнетистый парик-каре. Шикарно. Меня практически не узнать. Только если сильно присматриваться, но кто из суетящейся прислуги или охраны будет это делать? Особенно учитывая, что сегодня по дому гуляют десятки незнакомых официантов.

В таком виде я точно сумею выбраться незаметно. Единственные два минуса в моём образе – это блузка на размер меньше нужного, из-за чего ткань на груди сильно натягивается, а пуговицы норовят оторваться, и отсутствие бюстгальтера под тканью. Это мой косяк. Я забыла положить его в пакет с формой, а моё сегодняшнее элегантное платье не нуждалось в лифчике. Но ладно. Как есть, так есть. Надеюсь, мои соски будут не сильно проступать сквозь ткань блузки.

Запихав платье с туфлями в пакет и убрав его в полку под раковиной, я в последний раз оцениваю своё отражение в зеркале и протяжно выдыхаю. Признаюсь: волнение присутствует, но в общем и целом я полна решимости слинять из дома в течение следующих пяти минут. Больше тратить на побег просто не получится. Влад может заметить моё отсутствие в зале и отправиться на мои поиски.

Клатч тоже оставляю в полке, с собой беру только телефон и выхожу из уборной. В коридоре никого. Отлично. У меня есть лишние секунды, чтобы собраться с духом, прежде чем появиться на кухне. Главное, вести себя естественно и уверенно. Тогда никто ничего не заподозрит.

Так и получается.

Я как ни в чём не бывало вхожу на кухню, где творится настоящий хаос, и на меня даже никто не обращает внимания. Все заняты своим делом. Повара суетятся у плиты, посудомойщица в поте лица справляется с грязной посудой, а официанты разливают по бокалам очередную порцию шампанского, чтобы отнести их в зал.

Однако в зал мне не нужно. Мне нужно на улицу. Срочно. И бегло осмотрев кухню, я нахожу самый простой и единственно доступный мне повод выйти из дома – пакеты с мусором.

Бинго!

Никогда не думала, что буду так радоваться отходам, но именно это я и делаю, когда с максимально непринуждённым видом подхожу к чёрным мешкам и беру два, чтобы выкинуть их в мусорный контейнер.

Вот уж не знаю, что они туда накидали, но воняет от пакетов знатно. Едва сдерживаюсь, чтобы не поморщиться или ещё хуже – не опорожнить желудок. Сглатываю подступивший рвотный позыв и тихо выдыхаю, при этом стараюсь больше не вдыхать. Разворачиваюсь и, пока миную официантов, чуть опустив голову, чувствую, как сердцебиение ускоряется, ладони становятся влажными. Но я стараюсь не проявлять своего волнения, а в мыслях заклинаю, чтобы никто сейчас не окликнул меня и не остановил.

И, о, Боже! Сегодня явно мой день. Я покидаю кухню и выхожу через задний выход без каких-либо препятствий. На улице тоже никто из работников, достающих из грузовика какие-то коробки, даже взгляда короткого на меня не бросает. А двое охранников всего пару-тройку секунд пристально оценивают меня, а после, не найдя во мне ничего подозрительного, снова начинают разговаривать между собой.

Сказка! Этот парик – лучшая идея, которая могла прийти мне в голову.

Меньше чем через минуту я оказываюсь у ряда мусорных контейнеров. Избавляюсь от кульков и выдыхаю от облегчения. Даже жуткий смрад поблизости уже не так сильно тревожит. Полдела сделано. Отлично. Теперь осталось проскользнуть в слепую зону, через которую я смогу добраться до забора.

Таких зон, которые не попадают на камеры видеонаблюдения, на территории поместья всего две. И одна из них находится в паре десятков метров от контейнеров.

Бросив взгляд назад и убедившись, что никто из персонала не смотрит в мою сторону, а от охранников меня скрывает грузовик, я не теряю ни секунды и срываюсь с места.

Бегу и умоляю, чтобы охранники, следящие за камерами, не смотрели в данный момент именно на те мониторы, что снимают задний двор. Мне нужно всего каких-то десять секунд их невнимательности, и я буду скрыта от их глаз. Всегда прокатывало, надеюсь, и в этот раз прокатит. Хотя… Даже если эти бездари в кои-то веки выполняют свою работу на все сто, то нестрашно. К моменту, когда Владу сообщат о какой-то официантке, бегающей в саду, меня уже здесь не будет.

Мне нужно всего-то залезть на дерево, по веткам добраться до четырёхметрового каменного забора и перелезть его, спрыгнув в кусты на другой стороне. Легче лёгкого! Я сбегала таким образом десятки раз. Правда, делала это, когда была подростком. После совершеннолетия не было поводов выбираться из дома таким мальчишеским образом, но увы, Влад сегодня не оставил мне другого выбора. Так что приходится, как в старые добрые времена, забираться на дерево. И нужно сказать, в юбке это делать максимально неудобно. Пока я взбираюсь вверх, ткань сильно задирается, а от напряжения мышц маленькая блузка трещит по швам. Я прямо-таки слышу звук рвущейся ткани, особенно когда неудачно задеваю одну ветвь, что протыкает и рвёт рукав в районе локтя. Шикарно! Однако это не самое печальное. Стоит мне взобраться на широкий забор и оглядеть себя, как понимаю, что мало того, что я вся покрыта листвой, руки липкие и грязные от смолы, так ещё и пара пуговиц на груди всё-таки отлетела.

Вот это у меня крутой видок сейчас. Леди уровень Бог. С трудом сдерживаю приступ смеха, представляя лицо Лизы или Влада, увидь они свою дурную сестру в таком безобразном состоянии. Про осуждающую физиономию Андрея вообще думать нельзя, иначе точно засмеюсь во весь голос. А мне по-прежнему нужно быть тихой. Полностью расслабиться смогу, только когда сяду в такси, которое уже ждёт меня за углом.

Я специально попросила водителя не подъезжать к главному входу, а также и словом не обмолвилась Андрею о выступлении Егора. Он бы тогда явился на званый вечер и глаз с меня не спускал бы, не позволив мне сбежать. А так он вычислит моё местоположение по телефону, когда Владу сообщат о моём побеге. Но уже будет поздно. Андрей не сможет мне помешать добраться до клуба, а просто приедет туда сторожить меня.

Я бросаю взгляд на кусты у забора и щурюсь, пытаясь в приглушённом свете фонаря разглядеть, насколько они пушистые. Раньше для меня ничего не стоило прыгнуть в них без раздумий. Сейчас же от вида небольших кустов с четырёхметровой высоты по телу пробегает дрожь, а желания прыгать становится всё меньше. Однако отступать нельзя.

Набравшись смелости, я поправляю юбку с блузкой и разворачиваюсь. Опускаюсь на колени и, зацепившись пальцами за забор, аккуратно шагаю ногами по бетонной стене вниз. Медленно, но верно.

Вдох-выдох. Так, всё будет хорошо. Я справлюсь и не переломаю себе кости.

Несколько раз повторяю себе эту успокаивающую мантру и, когда чувствую, что морально готова расслабить руки и оттолкнуться, чтобы спиной полететь в кусты, позади меня раздаётся насмешливый мужской голос:

– Тебе помочь?

От неожиданности сердце застревает в горле, а тело вздрагивает. Да так сильно, что я сама не замечаю, как расслабляю руки и начинаю лететь вниз. Я вся напрягаюсь и сжимаю губы, чтобы подавить в себе испуганный крик. Мир расплывается, пульс стучит в висках, а затем я приземляюсь на что-то мягкое, тёплое и совсем не напоминающее кусты.

Несколько секунд уходит на то, чтобы оклематься после полёта и заставить себя открыть веки. И как только я делаю это, встречаюсь взглядом с изучающими глазами мужчины, который стоит посреди кустов и крепко держит меня в своих руках.

– Да ты отшибленная на всю голову, как я посмотрю.

Это не вопрос, а констатация факта. И я даже не думаю его оспаривать. В этом нет смысла. Мужчина прав – я такая. Другой вопрос – кто он такой? Надеюсь, не один из наших охранников, иначе провалится мой план побега в самом финале. А я не могу этого допустить.

Намереваюсь уже потребовать у него объяснений, да только все влетевшие в голову вопросы разом исчезают, стоит незнакомцу спустить взгляд с моего лица ниже.

Мгновение – и его губы растягиваются в довольной улыбке, а в глазах вспыхивает нечто настолько порочное, что это сложно не заметить даже в вечернем полумраке. Я чётко вижу, как его взгляд залипает на области моей груди, и кожа начинает пылать. Быстро опускаю взгляд вниз и лишь тогда осознаю, что полы блузки опять раскрылись, полностью оголив грудь, на которую этот неизвестно откуда появившийся мужлан откровенно и беззастенчиво пялится.

Вот козёл! Нет чтобы закрыть глаза или тактично отвести взор в сторону. Нет. Он даже не думает этого делать, разглядывая мои сиськи, как редкую реликвию. Но ничего. Не на ту нарвался. Сейчас я ему живо обломаю весь кайф.

– Осмотр закончен, – шиплю я в жалких сантиметрах от его лица. Спрыгиваю на землю, поправляю блузку, а затем замахиваюсь и со всей дури залепляю наглецу оплеуху.

Глава 4

Шлепок от пощёчины разлетается по улице, голова мужчины дёргается в сторону, а поверхность моей ладони немеет. После такой мощной атаки ожидаю, что незнакомец застонет, начнёт орать на меня или хотя бы поморщится от боли, но не тут-то было. Он просто медленно возвращает взгляд ко моему лицу и… улыбается, чёрт побери.

– А ты умеешь благодарить за спасение своей задницы, однако, – произносит он без тени злости или негодования. Лишь насмешка пропитывает его вкрадчивый тембр, от звука которого мурашки поедают кожу.

Обалдеть, какой у него голос! Прямо, как у Генри Кавилла в некогда популярном сериале «Ведьмак». Такой же низкий, с лёгкой хрипотцой и чертовски сексуальный. Еле сдерживаюсь, чтобы не высказать незнакомцу комплимент на этот счёт.

Странное желание. Как и моя трепетная реакция на его голос и присутствие в целом. Мне не нравится. Видимо, я до сих пор не пришла в себя после полёта, поэтому решаю не акцентировать на этом внимание. Шустро поправляю одежду, прячу грудь от мужских наглых глаз и воинственно отвечаю:

– О каком спасении ты говоришь? Я тебя ни о чём не просила. Спокойно приземлилась бы в кусты. Ничего со мной не случилось бы. Не хрустальная.

– Да уж. Я уже это понял. Скорее, чугунная.

– Чугунная? – удивляюсь. – Это ты сейчас так тонко намекнул, что я тяжёлая кобыла?

Мужчина издаёт смешок. Такой же сексуальный, как и его голос. А ещё он продолжает смотреть на меня слишком цепко, въедливо. С трудом сдерживаюсь, чтобы не потупить взгляд в землю, и, скрестив руки на груди, жду его пояснений.

– Нет. Под «чугунной» я имел в виду то, что у тебя рука тяжёлая. Так врезала мне, словно сковородой огрела.

– Да? А по твоей реакции и не скажешь, что тебе было больно.

– Было неприятно, – спокойно признаётся он, проводя рукой по повреждённой щеке, чем зарождает во мне чувство вины.

– Ну, прости, но ты сам напросился. Не нужно было так откровенно пялиться на мою грудь.

– Как я мог не пялиться, если она была практически у моего носа?

Я чуть ли не разеваю рот. На сей раз не от его наглости. Я в шоке от его бесстрашности. Ни один мужчина на острове ниже Бронзового уровня не осмелился бы говорить мне нечто подобное и уж тем более – таращиться на моё интимное место без моего разрешения. Уж слишком все боятся моих братьев и тех последствий, которые они могут устроить таким храбрецам, как этот.

– Ты кто такой? – без церемоний спрашиваю я, мельком оценивая немалые габариты мужчины. Он намного выше меня, широкий в плечах и крупный.

– Я?

– Разве ты видишь здесь ещё кого-нибудь?

Пока он замолкает на несколько секунд, мне удаётся осмотреть его высокую фигуру и отметить, что на мужчине надет костюм. Вроде обычный. Хотя в полумраке сложно чётко разглядеть ткань и присутствие запонок. По ним часто можно определить, состоятельный мужчина или нет. И сейчас у меня этого сделать, увы, не получается.

Прекратив оценивать костюм, я поднимаю взгляд к лицу мужчины и всматриваюсь более тщательно, отмечая, что и внешне он сильно смахивает на Генри Кавилла, только в своём обычном образе. Без седых длинных волос, я имею в виду.

Насмешливые глаза холодного оттенка, взгляд которых снова пробирает меня до тремора. Раздражающая улыбка на тонких губах, острые черты лица, густые брови и чёрные волосы, слегка спадающие ему на лоб.

Чёрт! А он красавчик. Ещё и обаятельный. Но тут нечему удивляться. Наглецы всегда красавчики. Такое чувство, будто природа вместе с наглостью награждает их ещё и привлекательностью.

– Ты чего молчишь? Язык проглотил?

– Нет. Просто позволяю тебе полюбоваться собой. Я же тобой уже полюбовался.

Усмехаюсь. Громче, чем следовало бы.

– Для того, чтобы уравнять счёт, тебе нужно снять одежду.

– Предлагаешь мне раздеться?

– Ещё чего? Смотреть на твои прелести у меня нет ни желания, ни времени. Просто ответь, кто ты такой?

– Петя.

– Петя? – непроизвольно издаю смешок.

– Да, Петя, – он же на сей раз произносит донельзя серьёзно. – Тебе не нравится моё имя?

– Да нет, имя как имя. Оно просто тебе не подходит.

– А какое подходит?

– Не знаю. Но точно не Петя. Однако сейчас не об этом.

– А о чём? – он склоняет голову набок, пристально всматриваясь в меня. И это нервирует.

– О том, что твоё имя мне ни о чём не говорит. Кто ты такой?

– Водитель.

Водитель? Почему я ему не верю?

– Чей?

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

Нажимая на кнопку "Отправить комментарий", я принимаю политику конфиденциальности