Я переиграю тебя

– Ладно, – с полуулыбкой отвечаю я, однако мой ответ Влада не радует, а озадачивает.

– Ладно? Вот так просто?

Вместо ответа я начинаю улыбаться шире и разворачиваюсь, чтобы отправиться к выходу из кабинета.

– Что ты задумала, Кара? – летит мне в спину строгий вопрос брата, и я останавливаюсь на миг.

– Как что? Иду знакомиться с «будущим мужем», – сгибаю пальцы, изображая кавычки. – Раз уж тебя мне не переубедить отказаться от этой идиотской затеи с замужеством, то я переубежу Титова. Он ведь наверняка ещё не знает, какую неадекватную сестру ты ему подсунул. Я считаю, это нужно срочно исправить.

Глава 7

Я выхожу из дома, полная уверенности, что сегодня же сумею отменить все грандиозные планы Влада на мой счёт. И когда вижу вытянутое лицо Андрея, оценивающего мой отпадный вид, моя уверенность только укрепляется.

Думаю, и Титову «понравится» моё пошлое, безвкусное платье с принтом зебры, длинные лакированные сапоги на высокой танкетке малинового цвета, обилие цветастой бижутерии, начёс в стиле восьмидесятых и убойный макияж, в котором меня не узнала бы даже родная мать.

Ух! Уже предвкушаю увидеть в глазах женишка то же неодобрение, что отчётливо мерцает в глазах Андрея.

– Мне кажется, под словами «переоденься перед выездом» Влад имел в виду совсем не это, – произносит предатель, повторно осматривая меня с головы до ног, а затем вдыхает и морщится. – Ты что, ведро духов на себя вылила? Решила отравить не только Титова, но и половину острова?

Я усмехаюсь, решая ничего не отвечать. Пусть моё настроение и улучшилось немного, с Андреем я до сих пор не хочу разговаривать. И уж тем более рассказывать ему, что надушила своё платье не духами, а туалетным аэрозолем с запахом сирени. Всю себя этим ядерным ароматом пропитала. Даже у самой голова разболелась. Надеюсь, и Титов заработает мигрень.

Хорошо, что Андрей улавливает моё нежелание беседовать и открывает передо мной пассажирскую дверь, а потом ещё полпути до дома Титова держит язык за зубами. На дольше его, к сожалению, не хватает.

– Прости, что вчера опять тебя усыпил.

Слышу искреннее сожаление в его голосе, но никак не реагирую, продолжая смотреть в окно.

– Ты же сама знаешь, что иначе мне было тебя оттуда не вывести.

Знаю, но для меня это ничего не меняет.

– Тебе нельзя было вчера сбегать, Кара. Особенно в клуб. Ты могла пострадать.

Я страдаю только из-за вашего контроля. Причём всю свою жизнь.

– И с этим парнем тебе нельзя встречаться. Не только сейчас, а изначально нельзя было. Он тебе не пара. Я знаю, что в глубине души ты и сама это понимаешь, но отказываешься признавать правду и используешь парня с целью побесить Влада.

– Ты обалдел, Андрей? – не сдержавшись, спрашиваю я резким тоном и перевожу на него пронзительный взгляд.

– Говорю, что думаю, – спокойно отвечает он, чем злит меня ещё сильнее.

Я, конечно, далеко не ангел, но я никогда не использовала людей в своих личных целях. Ведь сама по себе знаю, каково это, когда кто-то пытается с тобой сблизиться чисто из-за корыстного интереса.

Не знаю, можно ли назвать мои чувства к Егору любовью. Мне сложно ответить на этот вопрос, ведь опыта в любовных делах у меня мало. Но то, что меня к нему сильно влечёт и он нравится мне не только, как парень, но и как человек, – это неоспоримый факт. Только поэтому я с ним встречаюсь. Других причин нет.

– Будь добр, придержи свои мысли при себе. Они меня не интересуют. Мне с лихвой хватило «дружелюбного» разговора с братом, – высекаю я и снова отворачиваюсь к окну, надеясь, что Андрей замолкнет, но увы.

– Не злись на Влада. Он не такой бесчувственный, каким хочет казаться. И всё, что он делает, он делает только ради вашего с Ариной благополучия и безопасности.

– О да… Естественно.

– Да, это так. Поверь мне.

– Сложно поверить тому, кто сливает все подробности обо мне моему брату, который ещё час назад угрожал убить и меня, и Егора, если я ослушаюсь его.

Андрея явно удивляют мои слова, он бросает на меня озадаченный взгляд.

– Насчёт угроз о Егоре поверю на все сто, насчёт тебя – ни за что. Влад и пальцем тебя не тронет.

Фыркаю.

– Я тоже так думала до сегодняшнего дня, но Влад умеет удивлять не меньше меня.

– Он блефовал, Кара. Или же ты неправильно его поняла.

– Конечно, это я неправильно его поняла, а мой брат белый и пушистый. На этом, пожалуй, и закончим наш бессмысленный разговор. Мне сейчас не до тебя и не до мыслей о Владе.

– Ну да, – усмехается Андрей, сворачивая вправо. – Нужно ведь морально подготовиться к спектаклю, который ты планируешь устроить своему будущему мужу.

– Он не станет моим мужем. Зуб даю!

– Смотри без зубов не останься.

Закатываю глаза и заклинаю себя больше не реагировать на реплики Андрея, что бы он ни говорил. И, к счастью, оставшиеся тридцать минут поездки он не предпринимает новых попыток завести со мной разговор. Слава богу!

После того как минуем пару километров леса и проезжаем пост с охраной, мы въезжаем во двор владений Титова. Андрей останавливается возле главного входа, и я тут же выбираюсь из машины. Бегло оглядываюсь по сторонам, немного поражаясь.

Когда Влад, на удивление без споров и ругани, дал мне адрес Титова, я ожидала по приезде увидеть какое-нибудь масштабное архитектурное произведение искусства, по типу того особняка, в котором живёт наша семья. Однако единственное великолепие, которое я вижу, – это Валейские горы вдалеке, а сам дом Титова представляет собой вполне обычную двухэтажную виллу в стиле контемпорари.

Не то чтобы я была знатоком стилей, но именно этот я узнала с первых же секунд, так как неоднократно на сайтах по недвижимости рассматривала дома такого плана, мечтая когда-нибудь обзавестись именно таким.

Вилла имеет чистые геометрические линии, открытую планировку и нейтральную цветовую палитру, что придаёт ей привлекательный современный вид. Огромные окна заливают естественным светом комнаты, которые видны с улицы как на ладони. Никакой приватности. Как будто хозяину дома абсолютно нечего скрывать и не от кого прятаться.

Хотя… Если так подумать? От кого ему прятаться, если в радиусе нескольких километров нет ни одного дома? Никто из соседского окна не подсмотрит за тем, чем занимается Титов в своих хоромах.

А вот почему тут отсутствует высокий забор, как у нас, – вопрос на засыпку. Периметр территории ограждают туи и другие деревья. Сбежать отсюда было бы раз плюнуть.

Встряхиваю головой, отгоняя ненужные мысли. Сбегать мне отсюда никогда не придётся просто потому, что жить я здесь никогда не буду. Точка.

Поправляю короткое платье, расправляю плечи и, шумно выдохнув, уверенной походкой двигаюсь ко входу на виллу. По пути закидываю в рот две фруктовые жвачки. Не для улучшения запаха, а, наоборот, чтобы добавить сладости к ядрёному аромату сирени, исходящему от меня. Плюс свой отпадный образ хочется дополнить жвачными пузырями.

Первый я выпускаю в момент, когда дверь передо мной открывается.

– Добрый де-е-е-ень, – протягивает дворецкий, опешив от моего шикарного вида.

Однако всего на несколько секунд, которые уходят у него на то, чтобы распознать мою личность. После он берёт себя в руки, прокашливается и повторяет:

– Добрый день, госпожа Гордеева. Будьте добры, проходите и чувствуйте себя как дома, – учтиво улыбаясь, мужчина жестом руки приглашает меня пройти внутрь, и эта его вежливость тоже меня раздражает.

Возможно, может показаться, что я раздражаюсь из-за каждой мелочи, и, по сути, так оно и есть. В моей «знатной» жизни меня бесит всё до самых мелких деталей.

Меня выводит из себя тот факт, что люди, стоящие ниже моей семьи на социальной лестнице, обязаны обращаться ко мне с почтением, даже если не хотят этого. Ненавижу лицемерие и притворство. Пусть и понимаю, что прислуга не может общаться со мной иначе. Это грозит увольнением.

Я просто всей душой желаю, чтобы со мной общались так, как я того заслуживаю. Не как к благородной леди, которой я не являюсь и никогда не стану, а как к неадекватной выскочке.

Я ничем не лучше любого работника на этой вилле. Только если в разы хуже. Я не сделала в этой жизни ничего важного, умного и знаменательного, чтобы заслужить столь почтительное отношение к себе.

Я просто Гордеева. На этом всё.

Будь я из простой семьи, дворецкий бы ужаснулся моему появлению и поганой метлой выгнал бы меня с территории Титова. Без разговоров. Без возможности объяснить причину моего прихода. А так мужчина приклеивает к своим губам до тошноты милую улыбку и терпеливо ждёт, когда я соизволю войти в дом.

Я решаю долго его не томить и, поздоровавшись, прохожу внутрь. Усмехаюсь, когда замечаю, что дворецкий задерживает дыхание, явно обалдев от моего благоухания.

На сей раз я не трачу время на осмотр интерьера, а сразу перехожу к делу:

– Где Дмитрий? Предполагаю, что мой брат уже позвонил ему и сообщил, что я приеду.

– Да, всё верно. Хозяин в курсе о вашем прибытии, однако он попросил вас немного подождать. Сейчас он в кабинете заканчивает разговор со своими партнёрами. Буквально пять-десять минут, и он придёт. Вы можете подождать его в гостиной или же в саду. Я пока принесу вам что-нибудь выпить, если пожелаете. Чай, кофе, сок?

Порываюсь отказаться от предложения, так как не хочу ничего пить или есть в доме Титова, однако тут же пресекаю себя.

– Молочный коктейль с фруктами было бы здорово. На улице сегодня особенно жарко. Мне не помешает освежиться, – произношу я, и дворецкий кивает, повторно бросая взгляд на мои длинные малиновые сапоги.

Да, они совсем не для нашего жаркого климата, но они – «лучшее», что я нашла для встречи с Титовым.

Мужчина провожает меня до гостиной, а затем уходит в другую сторону, в кухню. Я же, естественно, ждать его возвращения не собираюсь. И молочный коктейль заказала только потому, что на его приготовление уйдёт немного больше времени, чем на приготовление кофе или чая. А значит, у меня будет больше времени, чтобы отыскать кабинет и ворваться туда во всей красе.

Ждать Титова не входит в мои планы, поэтому стоит остаться в гостиной одной, я незамедлительно отправляюсь в коридор на поиски нужной комнаты, найти которую не составляет особого труда. Вилла пусть и просторная, но в несколько раз меньше нашего дома. На первом этаже не так уж много дверей, так что, открыв третью по счёту, я оказываюсь там, где надо.

Класс!

Четыре пары мужских глаз мигом устремляются на наглый источник шума, что прервал их важные разговорчики. То есть – на меня.

На миг волнение сковывает все конечности, от повисшей в кабинете гробовой тишины пульс увеличивается вдвое. Но, думаю, любая, даже самая отвязная девчонка, разволновалась бы, пока четверо солидных мужчин, сидящих за прямоугольным столом, пялятся во все глаза на неё, конкретно недоумевая, что за чудо в перьях к ним явилось.

Тихо выдыхаю и бегло оцениваю лица каждого из присутствующих, чтобы определить, кто именно из всех этих деловых дядек Титов. И стоит мне сконцентрировать взгляд на брюнете, восседающем в кожаном кресле во главе стола, я понимаю, что моя цель найдена.

Да только радости я не испытываю. Совершенно. Лишь безграничное изумление, что напрочь сметает все напоминания о волнении, ведь мой драгоценный жених, пристально смотрящий мне в глаза без единой эмоции на уже знакомом лице, – не кто иной, как водитель-Петя. Тот самый, который вчера глазел на мою грудь, а после получил от меня в пах с колена.

Глава 8

Неожиданный поворот – и это мягко сказано. Но я позволяю этому открытию сбить меня с толку всего на несколько секунд. И вопрос о том, почему Титов вчера представился другим человеком, тоже оставляю на потом. Сейчас цель – показать женишку, какой шикарный «подарок» ему подсовывает Влад. И тот факт, что у нас будут зрители, мне только на руку. Это повышает шансы быстро отбить у Титова желание жениться на мне.

– Всем приветики! – расправив плечи, громко и звучно здороваюсь со всеми присутствующими голосом безмозглой фифы, и лопаю пузырь. – Не хотела вам мешать, но у меня случилась настоящая трагедия – я до невозможности соскучилась по своему сладкому пирожочку, – досадно выпячиваю губу, едва сдерживаясь, чтобы не рассмеяться в голос от ошалевших лиц мужчин.

Все солидные дядьки вскинули брови и округлили глаза так, что они вот-вот вывалятся из орбит. Один из них побледнел, другой покраснел, а третий – самый молодой и ближе всех сидящий к Титову – прикрыл рот рукой, явно тоже сдерживая в себе приступ смеха.

Один лишь «сладкий пирожочек» абсолютно не изменился в лице. Ни после медленной оценки моего прикида, ни после моей реплики. Так и сидит с нейтральным выражением лица, разглядывая меня пронзительным голубым взглядом. От него дрожь пробегает по нервам. Особенно когда Титов наконец произносит:

– Мы закончим с минуты на минуту. Подожди меня в гостиной. Я скоро приду.

Его обалденный, мать его, голос вроде бы звучит спокойно, но от моего внимания не ускользают ледяные ноты, поднимающие дыбом все волоски на коже. Однако зародившаяся во мне капелька страха не остановит меня от продолжения спектакля.

– Нет, сладкий мой. Больше не могу ждать. Хочу к тебе, иначе умру, – елейно отвечаю я. Походкой от бедра добираюсь до Титова и плюхаюсь ему на колени.

Он напрягается от столь неожиданного контакта. Как, впрочем, и я, ведь не ожидала, что на ощупь он будет таким твёрдым и… приятным. Последнюю мысль призываю себя уничтожить, как и не заострять внимание на вкусном аромате его парфюма и до безобразия красивых чертах лица. И, нужно сказать, это даётся мне легко. Красавчиков я видела много. Солидных «Королей» этого острова – тоже. Ни симпатичная мордашка, ни аура власти и опасности уже давно не способны заставить меня растаять перед мужиком или испугаться его.

– Ты такой плохой мальчик, пирожочек. Нельзя же оставлять меня одну так надолго.

Продолжая играть свою тупую роль, с лучезарной улыбкой обнимаю Титова за шею и смачно целую в щёку, оставляя на коже ярко-розовый след от помады. Она в тон моим малиновым сапогам. Идеально!

– Ммм… Какой ты у меня вкусненький. Так и хочется сожрать и всего облизать.

Что и я делаю уже в следующий момент. Ощущая на себе пристальные взгляды мужчин, начинаю лизать щёку Титова, как радостная собачонка. Всю правую сторону его лица обслюнявливаю, а он какого-то чёрта даже ни разу не дёргается. Ничего не говорит. И не морщится ни от моих слюней, ни от моего прекрасного запаха. Чего нельзя сказать про его собеседников. Они пусть и стараются скрыть свои эмоции, но их холёные, ошарашенные физиономии выдают неприязнь ко мне без всяких слов.

– Чего? Вам что-то не нравится? – переведя взгляд на притихших мужчин, грубовато интересуюсь я.

Все молчат, и я прищуриваюсь.

– А-а-а… Или вы тоже так хотите?

Снова молчание, которое я решаю воспринять как согласие.

– Ну… Пардон, ребята. За этим не ко мне. Я уже занятая леди. Почти что замужняя. Попросите своих жён или любовниц так отлизать. Хотя… Если мой пирожочек разрешит, то я…

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

Нажимая на кнопку "Отправить комментарий", я принимаю политику конфиденциальности