Я переиграю тебя

– Да ты в целом меня смешишь. Как своим внешним видом, так и мыслями. Неужели ты реально считаешь, что наша свадьба – это решение твоего брата?

Его слова ошарашивают настолько, что я аж раскрываю рот. И это опять веселит Титова.

– Понятно. Значит, реально считала.

Понятно ему. А мне вот ни черта не понятно, как мужчина в здравом уме мог добровольно предпочесть меня потрясающей и интеллигентной Ари? Это же невозможно.

– Скажи, ты больной или умственно отсталый? – не находя других причин для его желания связать себя договорным браком именно со мной, в лоб спрашиваю я.

– Всегда считал себя здоровым как физически, так и морально.

– Я в этом шибко сомневаюсь.

– И это мне говорит девушка, которая вчера сиганула с высокого забора, не думая о последствиях?

Ещё один наплыв изумления вынуждает меня тупо разинуть рот, но я быстро беру себя в руки.

– Так ты знал, кто я такая?

– Конечно, – его беззаботный ответ вынуждает меня разозлиться.

– Тогда почему сделал вид, что не узнал? Да ещё и начал плести ерунду про водителя-Петю? К чему всё это было?

– Мне было интересно проверить, как ты избавишься от преграды, которая встала на пути твоих грандиозных планов сбежать из дома.

Проверить хотел… Инспектор чёртов!

– И что? Проверил? Подбитые яйца того стоили?

Титов морщится, явно вспоминая вчерашнюю боль от моего удара, но довольно быстро возвращает своим губам раздражающую улыбку.

– Скажем так: тебе удалось меня впечатлить. Люблю бойких женщин. Сегодня ты тоже неплохо сработала, но, уверяю тебя, этого недостаточно, чтобы напугать меня, заставив изменить моё решение на тебе жениться.

Поразительно… Как он буквально каждой своей фразой умудряется разозлить меня похлеще, чем делает это Влад? А его откровенно насмешливый тон лишь подбрасывает кольев в полыхающий внутри меня костёр злости.

– Твоё решение, значит? Только оно имеет значение, да? – цежу я, подплывая к нему ближе. – А что насчёт моих желаний? На них, как всегда, всем плевать, я верно понимаю? – это риторический вопрос, поэтому я тут же продолжаю: – Так послушай меня, Дмитрий! И на сей раз послушай внимательно: я не хочу выходить за тебя замуж и не выйду! Вот оно – моё решение. На свадьбу ты меня затащишь только вперёд ногами, ясно? – со злостью тычу пальцем ему в грудь, не разрывая с ним зрительного контакта. Но в его голубых глазах я опять не нахожу ничего, кроме бесящего веселья.

– Я же сказал, что убивать тебя не собираюсь. Я предпочитаю использовать более приятные методы для достижения своих целей, поэтому я лучше изменю твоё решение миролюбивым способом, и ты добровольно, с превеликим удовольствием явишься на нашу свадьбу, – произносит он так уверенно, словно нисколько не сомневается в своём успехе. Словно наша свадьба – уже свершившийся факт.

– У тебя ничего не получится. А вот у меня с лёгкостью получится оставить такой смачный след на твоей репутации, что до конца жизни не отмоешься. Это я тебе гарантирую.

– Ты мне угрожаешь? – с усмешкой удивляется он.

– Скорее, пытаюсь уберечь тебя от траты времени, ненужных проблем и мерзких слухов, которые будут гулять по всему острову, если ты не откажешься от своей идиотской затеи жениться на мне.

На этих словах я решаю поставить точку в нашем разговоре. Разворачиваюсь и плыву к понтону. На сей раз Титов не мешает мне взобраться наверх, а только произносит с непоколебимой уверенностью:

– У тебя не выйдет поменять моё решение, Каролина. И для тебя же будет легче, если ты прямо сейчас примешь данный факт.

– Ни за что, Дмитрий, – выпаливаю я, поправляя мокрое задравшееся платье, а он снова не воспринимает мой ответ всерьёз и весело отвечает:

– Зови меня Дима. Как-никак нам скоро предстоит стать близкими людьми.

Издаю глухой стон и, прежде чем уйти, поворачиваюсь к нему лицом и копирую его насмешливый тон:

– Для меня ты старпёр Дмитрий. И всегда им останешься. Я люблю помоложе, на старичков у меня не встаёт. Вот тебе ещё одна причина, почему нашей свадьбе никогда не бывать!

Глупо было надеяться, что моя колкая фраза о возрасте хоть как-то заденет Титова. Кажется, его вообще ничего не задевает и не выводит из себя. Только забавляет.

Но ничего… Посмотрим, кто будет смеяться последним. Уж я-то точно сумею найти способ выбесить его до белого каления, раз и навсегда уничтожив его абсурдное желание связать наши жизни браком.

Глава 10

Удар. Удар. Удар.

Пятый, десятый, двадцатый, тридцатый… После сбиваюсь со счёта и просто продолжаю наносить по боксёрской груше точные, быстрые удары, пытаясь выпустить на волю накопившуюся агрессию. Благо шингарты [Прим.автора: перчатки для тренировок с обрезанными пальцами.] защищают костяшки пальцев от повреждений, поэтому я колочу по снаряду что есть силы.

Пот стекает по телу и лицу, жалит глаза. Мышцы звенят от перенапряжения, сердце бомбит, но этот дискомфорт приносит мне кайф и помогает хоть немного отключиться от всех насущных проблем.

Минувшие несколько дней были непростыми и весьма загруженными. В универе накопилось немало долгов, над которыми я усердно работаю каждый вечер после лекций, в доме царит напряжённая атмосфера, а я постоянно задаюсь вопросом, как там поживет без меня Егор?

Я не знаю, где он? Чем занимается? Как обстоят дела с его лицом после ударов Андрея? Влад сменил мой номер телефона, чтобы Егор не смог до меня дозвониться, а хакер брата отслеживает все мои соцсети и заблокировал все аккаунты Егора, и мне никак это не исправить.

Я не знаю, писал ли он мне все эти дни. И если писал, то что? Как он себя чувствует? Что думает? Понимает ли, что меня угрозами вынуждают игнорировать его?

Понятия не имею, но тот факт, что он ни разу не попробовал встретиться со мной сам, озадачивает. Я ожидала, что увижу его у главных ворот нашего поместья или у входа в универ, где он попытается поговорить со мной, но за всю неделю от него ни слуху, ни духу. И это настораживает. Бездействие совсем не похоже на Егора.

Возможно, Влад за моей спиной пригрозил чем-то и ему, чтобы тот держался от меня подальше, но об этом я могу лишь догадываться. Мой брат никогда не станет передо мной отчитываться.

Мне ничего другого не остаётся, как временно притихнуть и сделать вид, что смирилась с данным положением вещей. Однако я не перестану размышлять о том, как суметь встретиться с Егором хоть на пару минут без угрозы для его жизни. И более усердно я подумаю об этом после того, как найду способ приподнять настроение Ари.

Все дни после светского приёма она ходит как в воду опущенная. Не только из-за новости, что ей предстоит выйти замуж за Лебединского, но и из-за того, что этот блядун до сих пор не соизволил с ней связаться, чтобы обсудить их предстоящую свадьбу.

Ладно он не смог приехать к нам домой из-за рабочей поездки с отцом, но позвонить или хотя бы написать сообщение он мог, разве нет? Однако Олег не сделал этого, и его молчание с каждым днём всё больше огорчает Ари, а меня – злит до чёртиков.

Я готова рвать и метать, когда вижу свою сестру печальной. Мне плевать на себя и на то, что придумал для меня Влад. Мне хватит сил этого избежать. Но Арина… Моё сердце болит за неё, ведь она не сможет противостоять Владу. Я уже вижу, что сестра сдалась и смирилась с его выбором. А также чувствую, насколько сильно она грустит и переживает. И всё из-за козла Лебединского. Прибью его, когда он вернётся на остров из командировки. Отвечаю.

– Сколько агрессии в такой маленькой девочке. Это моё лицо ты представляешь вместо груши, не так ли?

Низкий голос щекоткой пробегает по всей поверхности спины, сбивая моё дыхание, и я резко оборачиваюсь.

Титов. Собственной персоной. Явился не запылился, хотя я, в отличие от Ари, его совершенно не ждала и нисколько не расстраивалась из-за его недельного затишья. Но увы, он припёрся в наш дом, в наш тренажёрный зал, да ещё со спортивной сумкой и в чёрных спортивках и борцовке, вместо солидного костюма.

– Нет, не так, – бегло оценив его спортивный вид, отвечаю я хлёстко. – Твоё лицо я превратила в кровавое месиво несколько минут назад, сейчас мысленно набиваю морду другому уроду.

Титов усмехается, предсказуемо расплываясь в улыбке.

– Меня тоже считаешь уродом?

– Я тебя никем не считаю просто потому, что не знаю и желания знакомиться с тобой у меня нет, – быстро чеканю, про себя отмечая, что в этой обычной одежде Дмитрий какого-то чёрта выглядит непозволительно хорошо и, блин, моложе своих тридцати пяти лет.

Сейчас у меня даже язык не повернулся бы сказать, что он годится мне в отцы. Вообще не могла бы связать нас, как родственников, особенно пока заглядываюсь на его крепкие бицепсы и предплечья, и ни с того ни с сего покрываюсь краской, будто любуюсь голым телом, а не всего лишь руками.

– Ты зачем пришёл сюда? Да ещё и в таком виде? – встряхнув головой, чтобы отогнать непонятные мысли, спрашиваю я.

– Глупые вопросы задаёшь, Каролина, – он опускает сумку на пол. – В отличие от тебя, у меня есть желание с тобой познакомиться поближе. А в таком виде я к тебе пришёл, чтобы потренироваться вместе. Вижу, что ты уже разогрелась, – произносит с улыбкой и медленно скользит взглядом по моей потной фигуре, вынуждая меня напрячься.

Я не стесняюсь своего тела. Оно у меня не как у топ-модели, конечно, но посмотреть есть на что. Особенно сейчас, когда на мне только короткие шорты, облегающие округлые бёдра, и спортивный топ, визуально увеличивающий мою упругую двоечку. Однако то, как Титов на меня смотрит, напрягает. Хочется натянуть на себя кофту и спрятаться от его голубых глаз, но, естественно, я не делаю ни того, ни другого. Ни за что не стану показывать ему, что его присутствие меня нервирует.

– Я разогрелась не для тебя, а для Дениса. Я всегда тренируюсь с ним. Он просто опаздывает, но должен скоро прийти, так что можешь разворачиваться и уходить, – выдаю я и поворачиваюсь лицом к груше, наглядно показывая, что он мне здесь не нужен.

– Ты со всеми такая «дружелюбная»?

Фыркаю и наношу удар.

– Нет, только с мужьями, которых мне навязывают.

– Получается, я первый, ведь, насколько мне известно, Влад никого тебе больше не навязывал.

– По всей видимости, все холостяки на острове в здравом уме, раз никогда не изъявляли желания жениться на мне. Ты один такой, полоумный, нашёлся. Но ничего, я уверена, что и ты в итоге передумаешь.

– Не передумаю. Я же сказал тебе это в нашу прошлую встречу.

Я подскакиваю от неожиданности. Не из-за его слов, а из-за того, что они раздались прямо возле моего уха. Резко разворачиваюсь и врезаюсь взглядом в крепкий торс. Титов находится настолько близко, что его запах мигом забирается в ноздри.

Разумеется, он опять пахнет приятно. Как же иначе? Не парфюмом, а чисто своим запахом. Мне пока ещё его не разобрать и не описать. Могу лишь отметить, что так не пахнет ни Егор, ни один из моих братьев.

Не то чтобы я специально нюхала всех подряд. Просто я падкая на мужские ароматы и хорошо запоминаю, как пахнет каждый из знакомых мне мужчин. А аромат Титова нов для меня и, само собой, раздражает, потому что нельзя так вкусно пахнуть и сбивать меня с нужного настроя. А ещё нельзя без предупреждения врываться в мою зону комфорта. К тому же так тихо, как кот.

– Ты зачем так подкрался? – не выдержав опасной близости, отшатываюсь назад и вбиваюсь спиной в боксёрскую грушу. – В глаз же мог опять от меня получить.

– Это вряд ли, – Титов расплывается в лёгкой улыбке и засовывает руки в карманы штанов, наглядно показывая, что не боится моих кулаков.

– Да неужели? Судя по тому, с какой лёгкостью я уложила тебя тем вечером, драться ты не умеешь.

– Во-первых, я не дерусь с девочками. А, во-вторых, скажу тебе по секрету, – он наклоняется ко мне, сокращая расстояние между нашими лицами до опасной отметки, и переходит на полушёпот: – Тогда у тебя получилось ударить меня только потому, что я позволил тебе это сделать.

Думаю, не стоит объяснять, каким образом на меня действует данная фраза вкупе с насмешливым взглядом Титова. Сжимаю руки в кулаки, мышцы наполняются желанием врезать ему сию же секунду. Что я, собственно, и делаю. А точнее, предпринимаю несколько попыток вмазать по его лицу, но увы, Дмитрий ловко уворачивается и блокирует каждый мой удар.

– Отлично, вижу, ты всё-таки настроилась на тренировку со мной, – выдаёт после моей очередной безуспешной атаки и без труда подбивает мои ноги, вынуждая меня плюхнуться спиной на маты. – Вставай.

И я встаю. Молниеносно вскакиваю на ноги, но не из-за его приказа, а потому что теперь это уже дело принципа – навалять этому кадру. Да только вот же чёрт! Кажется, будто я впервые в жизни пытаюсь драться. Все последующие пятнадцать минут моих атак и боевых комбинаций, которым меня ещё несколько лет назад научил Денис, приводят лишь к тому, что я выдыхаюсь, десятки раз оказываюсь сбита Дмитрием и падаю на маты, злюсь до дрожи и ещё обильней покрываюсь потом. В то время как Титов даже не порозовел от нашей тренировки, как, впрочем, и ни разу не нанёс по мне удар. Складывается впечатление, что его обычная разминка в зале в сто крат сложнее, чем мои жалкие попытки ударить его хотя бы раз.

– Молодец, Денис тебя неплохо натаскал, – произносит Дмитрий вроде бы без тени шутки, словно тренер, оценивающий уровень нового ученика, при этом снова ловит мой кулак и валит на пол.

– Прекрати издеваться. Денис не натаскал меня, а, как теперь мне стало ясно, поддавался мне всегда, – недовольно отвечаю и, шумно выдохнув, встаю на ноги.

И я в самом деле так считаю. Брат щадил меня. Иначе быть не может. Денис ненамного меньше Титова. Рост чуть ниже, но габариты плюс-минус такие же, навыки в борьбе однозначно не хуже, однако с Деном у меня получалось драться, а не только бессмысленно махать кулаками, да маты спиной обтирать.

Но я не сдамся. Это не в моём характере. Доведу себя до изнеможения, отобью к чертям все конечности, но заеду ему по лицу. Слово Кары.

– Не волнуйся, я не стану поддаваться, – произносит он, блокируя очередной удар. – Но давай я хоть немного уравняю наши силы.

Секунда – и я снова оказываюсь на полу. Рычу от чувства собственного ничтожества и приподнимаюсь на локтях, наблюдая, как Дмитрий доходит до своей спортивной сумки, роется в ней несколько секунд и достаёт оттуда повязку.

– Ты серьёзно? – безрадостно усмехаюсь и сквозь стон поднимаюсь на ноги. – Завяжешь себе глаза? Это ты называешь: «хоть немного уровнять наши силы?»

– Да, – просто и коротко отвечает он, что для меня словно плевок в лицо.

– Ты считаешь меня настолько слабым противником, что думаешь, будто сможешь справиться со мной даже с закрытыми глазами? Это чересчур, Дмитрий. Не смей надевать её. Я не хочу лёгкой победы.

– Сначала получи лёгкую победу, потом вернёмся к более сложному уровню. Договорились? – возвращаясь ко мне, предлагает он.

И да, именно предлагает, а не приказывает. Это немного удивляет и сподвигает меня всё-таки пойти у него на поводу.

– Ладно, как хочешь, – приподнимаю руки в знак согласия и жду, когда Титов напялит на глаза повязку.

– Я готов, – сообщает он, и я не медлю.

Раз захотел выпендриться и получить по лицу, то получит быстро. И сильно.

Так я думаю ровно две секунды, пока мой кулак летит в его физиономию. После я не сдерживаю изумлённый ох, когда и эту атаку Дмитрий перехватывает. А вслед за ней ещё одну и ещё. Все мои хуки и кики пресекаются с той же ловкостью, с какой Титов пресекал их с открытыми глазами.

Что за… Как он это делает?

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

Нажимая на кнопку "Отправить комментарий", я принимаю политику конфиденциальности